Энергетики претендуют на «бумажные» резервы

Инициатива «Россетей» обещает в перспективе надежду на снижение тарифов для всех категорий потребителей.

 

В Калининградской области остаются невостребованными порядка 40 % зарезервированной сетевой мощности. Соответствующие оценки приводят в компании «Россети Янтарь» (бренд АО «Янтарьэнерго»). Такой разрыв связан с тем, что разрешенная по документам о технологическом присоединении мощность выше того, что фактически потребляют юридические лица. В масштабах страны объем невостребованной мощности представляет объективную проблему: сетевики несут расходы на содержание линий и подстанций, которые никак не компенсируются платой за передачу энергии абонентам. В этой связи Министерство энергетики РФ и «Россети» выступили с совместной инициативой о введении платы за резервирование мощности для юридических лиц. 

Сейчас на уровне правительства РФ обсуждается несколько инициатив «Россетей», сразу четыре проекта. «Их цель побудить потребителей осмотрительней относиться к той инфраструктуре, которую используют сетевые организации», — комментирует Ирина Редько, первый заместитель генерального директора «Россети Янтарь». По ее оценкам из всего пакета изменений, которые готовят сетевики и Минэнерго РФ, для Калининградской области и местных потребителей наиболее актуальной является тема с введением платы за резерв мощности. Принципиальное решение правительства России по этой инициативе уже принято, сообщает издание «Деловой Петербург».

Идея о том, что потребители-юридические лица, которые получили большие лимиты на сетевую мощность, но используют её не более, чем на 60 %, должны или отказаться от «излишков» или оплачивать их, вызывает дискуссию и в региональном деловом сообществе. На недавней встрече Калининградской торгово-промышленной палаты с руководством «Россети Янтарь» этот вопрос поднимался дважды. 

С одной стороны, предприниматели надеются, что благодаря новой инициативе бизнесу станет проще получить доступ к новым мощностям, задействуя уже построенные, но фактически не загруженные подстанции. Иной точки зрения придерживаются владельцы больших промплощадок, которым для поддержания юридического статуса технопарка нужно постоянно иметь доступ к большим мощностям. При этом фактически выбирать доступные энергоресурсы технопарк сможет лишь, когда будет полностью загружен новыми резидентами.


 

Инициатива по введению платы за резервирование мощности в актуальном виде, скорее, учитывает интересы второй категории потребителей. У компаний, которые «не выбирают» разрешенную лимитами мощность, не появится одномоментной обязанности оплачивать ее как использованную. Проект предусматривает переходный период и постепенное увеличение нагрузки на предприятия. 

«Несмотря на то что мощность не используется, потребитель должен оплачивать эту мощность, как будто он потребляет, но постепенно: сперва 5 %, и так до 60 % в 2024 году. Таким образом создается дополнительный побуждающий механизм. Он должен заставить потребителя отнестись ответственнее к этой ситуации. Нельзя взять и огульно заставить потребителей отказаться от этой мощности, кому-то другому ее отдать. Ситуации бывают разные, может быть, буквальный спад производства, продиктованный объективными экономическими условиями. Предприниматель надеется на возвращение рынка его товаров, услуг и так далее. Проект постановления предусматривает переходный период: если в течение года ты 40 % не выбираешь, тогда платишь. То есть постановление будет касаться тех, кто не выбирает более 40 % мощности», — поясняет Ирина Редько.

Она отмечает, что детальных расчетов о том, сколько поступлений эта инициатива принесет сетевой компании в Калининградской области, пока нет. Однако энергетики уверены, что, в конечном счете, регулирующие органы будут учитывать эти средства как дополнительную выручку предприятия. Это, в свою очередь, может оказать влияние на снижение тарифа по передаче электроэнергии. 

«Тариф — это частное от деления затрат на объем, это цена. Она всегда за единицу продукции, в нашем случае — мощности, измеряемой в киловатт-часах. То есть сперва мы считаем затраты, необходимые на содержание всей сетевой инфраструктуры. Затем делим на объем передаваемой электрической энергии. По-хорошему, ситуация должна привести к снижению тарифа за счет увеличения объема передаваемой электроэнергии. Но мы понимаем, что есть инфляционные процессы, есть много факторов, которые влияют на его величину, которые, в конечном счете, могут нивелировать это снижение, к примеру, за счет изменения налогового законодательства. Но сам по себе этот фактор должен сыграть на понижение», — отмечает первый заместитель генерального директора компании «Россети Янтарь».



Текущая версия проекта затрагивает «бумажные резервы», которые записаны только на юридические лица. В то же время, рассказывают энергетики, в Калининградской области есть немало объектов, которые были построены для подключения льготных категорий граждан и микробизнеса и также имеют существенный резерв потребляемой мощности. Есть также объекты, не введеные в эксплуатацию. Потребители со своей стороны далеко не всегда добросовестно исполняют обязательства по технологическому присоединению. И пока вопрос решается в правовой плоскости, сетевая организация единолично несет расходы на содержание построенных подстанций и ЛЭП. 

«Возникла ситуация, когда у нас эксплуатируются объекты, имеющие резерв мощности, и мы строим новые, и не загружаем те, которые есть. Может быть, причина в экономических условиях. Потребитель совершенно не заинтересован в том, чтобы рачительно относиться к инфраструктуре. Порой при заказе подключения на 100 кВт/ч или 150 кВт/ч он понесет одинаковые затраты. По этой причине потребители заказывают большую мощность. Мы можем даже интуитивно понимать, что ему это многовато, но отказать не имеем права. Это приводит к тому, что мы строим подстанцию с учетом запрошенной потребителем мощности. Она создается — и висит в воздухе, не используется. Приходит новый потребитель, у которого энергопринимающее оборудование рядом с этой подстанцией, и говорит: «А мне бы еще 150 кВт». По факту там хватило бы одной подстанции, но мы вынуждены строить вторую или увеличивать мощность существующей. Вот так мы наращиваем инфраструктуру, которую нужно содержать за счет всех потребителей», — заключает Ирина Редько.

Кроме индивидуальной ответственности таких заказчиков на объем «бумажного резерва» повлияло и отсутствие условного единого плана электрификации. В «Россетях Янтарь» считают, что эта работа должна начинаться на уровне муниципалитетов. В идеале все новые объекты потребления электроэнергии укрупненно фиксируются в генеральном плане развития того или иного поселения. Но на практике энергетикам приходится иметь дело с совсем не плановым режимом работы. 

«Конечно, это зависит и от градостроительных планов, и от многих вещей. Если бы мы понимали, где какую подстанцию нужно будет поставить, как там будут развивать инфраструктуру, то не нужно было бы потом метаться, встраивать в существующую жизнь новые подстанции, идти по застроенным микрорайонам. Везде земельные участки находятся в собственности, а мы накладываем на них сервитуты, беспокоим собственников, переделываем планировку территорий и несем большие затраты, не все из которых учитываются в нашем тарифе», — поясняет первый заместитель генерального директора энергетической компании.



Ежегодно калининградские энергетики подключают по договорам технологического присоединения до 7 тыс. новых потребителей: физических лиц и предприятий. Плата за резервирование мощности для юрлиц — это самое простое решение вопроса о повышении дисциплины при использовании разрешенной мощности, полагают в «Россетях Янтарь». Но без этого механизма разрыв между фактическим и зарезервированным потреблением будет увеличиваться и генерировать новые расходы на содержание колоссальной сетевой инфраструктуры. 

 

Текст: Анна Белецкая
Фото: RUGRAD.EU, 
yantarenergo.ru

 

* Материал опубликован в рамках информационного партнерства.