«Выживут те, кто перестраивается, ищет новые формы. Это возможности нового рынка»

Об обеспечении сырьем в условиях повышенного спроса, негибкости программы жизненно важных препаратов, приросте и пике потребления, а также о подделках препарата учредитель компании «Инфамед К» (производитель препарата «Мирамистин»), создатель индустриального парка «Экобалтик» Андрей Горохов рассказал в эфире телеканала «Каскад». RUGRAD.EU приводит основные тезисы выступления.




Безусловно, сейчас есть проблемы с тем, чтобы выпускать препараты в условиях повышенного спроса. Сырье (субстанция) в основном производится в Юго-Восточной Азии (это и Китай, и Индия). Так как [обычно] закупается субстанция, количество которой мы предусматривали, ее может не хватить и производство не сможет удовлетворить спрос лекарств. Но мы создали в Калининградской области цех субстанций, который полностью обеспечивает производство даже в период повышенного спроса. Если бы мы покупали субстанцию только в необходимом количестве, тот «старый» рынок просел бы. А так, мы набрали дополнительно людей, включили дополнительные мощности и сейчас удовлетворяем спрос.

С одной стороны, программа жизненно важных лекарственных препаратов существует и дает эффект. Но, с другой стороны, она очень негибкая, эта система. Иногда получается, что производителю [становится] невыгодно выпускать [препарат]. Я знаю о том, что несколько сотен препаратов в последнее время было снято с производства и не поставляется в Россию от «старых» производителей. Но, кроме того, есть еще дженерики – вроде спрос на них увеличился, а производители не могут его удовлетворить из-за того, что у них банально нет субстанции. <...> Кроме субстанции многим производствам действительно необходима модернизация, чтобы увеличить мощности. Некоторым производителям не хватает «оборотки» для этого, в том числе поэтому выкручиваются, как могут.

В 2004 году мы получили результаты, что оболочка коронавируса SARS была разрушена «Мирамистином» при определенных пропорциях, то есть он эффективен. Конечно, мы принимали решения, понимая, что он может быть востребованным на рынке. <...> В конце февраля [этого года] мы видели только предпосылки спроса, но решили увеличить производительность. Мы взяли еще около 50 человек, обучили их и уже с 1 апреля работаем с увеличенной производительностью. Нам удалось ее поднять на 30 % достаточно быстро. Сам спрос был очень серьезный. На 10-й неделе в реализации конечному потребителю он вырос до 300 %. На 11-й неделе было 200 %, на 12-й неделе — 100 %, а на этой, 13-й неделе — 54 %.  [То есть постепенно] мы удовлетворили возросший за эти недели спрос. У нас общий прирост — более 50 % потребления по сравнению с прошлым годом.



Мы договорились, что будем поставлять [препарат] напрямую, без дистрибьюторов, или тем же дистрибьюторам, но в их аптечные сети с условием не более 10 % наценки, чтобы удовлетворить спрос в первую очередь жителей Калининградской области. И сейчас в аптеках уже появилась социальная цена.

Вы знаете, мы сталкиваемся [с подделкой препарата] на протяжении всех лет работы. Когда антисептик становится известным, тебя начинают подделывать. Поэтому боремся с этим всемерно, но какие-то всплески подделок в период [эпидемии] возможны. Есть уполномоченные органы, которые отслеживают подделки. Когда поступает информация, у них есть ряд мероприятий, которыми они занимаются, чтобы снять серию товара с реализации. Но в этой ситуации страдает производитель — мы теряем деньги.

Я думаю, [опасности того, что в ближайшее время запасы антисептиков могут закончиться] нет. Самый пик, который был по потреблению, мы уже прошли, если по недельному графику смотреть. Сейчас мы выбираемся на плато и обеспечим мощностями спрос на наш препарат. Что касается других антисептиков, которые выпускаются, я знаю, у них у всех потребление и сбыт выросли. Ну а кто насколько обеспечит [покупателей], мне сложно сказать.



Раньше мы говорили об обороне страны, оборонной мощи государства, чтобы обеспечить военную безопасность. <...> Сейчас, как выяснилось, существует еще одна опасность, и против нее тоже надо создавать фронт. Она уносит по разным странам десятки тысяч жителей, что вообще-то некоторые войны превышает по количеству. Нам необходимо создать крупную инфраструктуру, которая обеспечит эту безопасность. И в этой ситуации, я думаю, силы у фармы есть.

Всё определяет рынок и правительство. У нас сейчас есть указание, что на полгода вообще введен мораторий [на увеличение цен]. Более того, мы отвечаем на запросы ФАС по нашей ценовой политике, которая применялась не только сейчас, во время эпидемии. Запросили и предыдущие периоды. Понятное дело, что очень много этического в этом. Мы, по крайней мере, приняли решение, что не будем увеличивать цены. Более того, мы идем на ряд благотворительных шагов, поставляя по запросам и в Китай, и в Италию.

Государству и бизнесу нужно взаимодействовать. Здесь много разных стратегий может быть. Это и отсрочка на налоги будущих периодов, и какие-то возможности компенсации затрат, и налоговая политика привлечения частного капитала. <...> Инвестиции государства должны быть значительные в этом направлении.

Понятное дело, что мы сейчас рассматриваем ситуацию эпидемиологическую как возможности для инвестиций в наши проекты. Мы планируем в ближайшие годы инвестировать в них порядка 3–4 млрд. <...> Мы ведем переговоры с китайцами, итальянцами, англичанами и немцами о разных элементах локализации их производств, начиная от растворов и [заканчивая] другими формами: твердыми, мазевыми. Если мы окажем такую услугу, то будем востребованы на рынке, и, конечно, расширятся возможности региона. Поэтому я вижу большую перспективу в этом направлении.



Сегодня весь мир обсуждает коронавирус, и те последствия экономические, которые будут, трудно прогнозировать. Я знаю, что востребованным может быть то, что сейчас как раз и проверяется в период карантина: это дистанционная торговля, поставка, услуги, управление и многие другие вещи. <...> Телемедицина себя очень хорошо показала уже на практике, и работать и развиваться это направление должно. 

Здесь, конечно, основная нагрузка падает на государство, которое должно социальными мерами поддержать рынок потребления, чтобы не попадало всё, что еще может стоять. Поэтому фарма, с одной стороны, хорошо может [существовать] в этих условиях спроса повышенного. Но представьте себе, [что будет], когда [начнется] падение спроса. А это обязательно произойдет. И когда спрос упадет еще ниже, мы можем встать. <...> Выживут те, кто перестраивается, кто ищет новые формы. Это возможности нового рынка.

 

Записала Марина Кошечкина
Фото: RUGRAD.EU, 
«Инфамед К»


Комментарии

Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь