«Боос создал большое количество региональных и муниципальных политиков»



Основные тезисы интервью вице-президента «Автотор-Холдинга», экс-министра промышленной политики и торговли Калининградской области Дмитрия Чемакина в рамках видеопроекта RUGRAD.EU «Два стула».




Пандемия в экономике только начинается

Экономика находится в самом начале изменений, и то, что мы наблюдаем сейчас – лишь первый шок. Экономика, основанная на потребителе, уже не будет прежней, и эти изменения оказались неожиданными для большинства отраслей. Кто бы поверил человеку, который год назад, в начале COVID-19, сказал бы, что закроются границы между странами, что отдельные сектора экономики остановятся минимум на год, что прежде всего прекратят работу сектора, связанные с непосредственным контактом между людьми. Этому человеку ответили бы: «Вирусы – это, конечно, важно, но мы умеем с ними бороться, к чему закрывать производства?». Но в конечном счете, этот человек оказался бы прав. Очень короткий шаг оказался между непосредственными контактами и производством.

Экономика находится в состоянии глобальной перестройки.

По этой причине давать прогнозы «в долгую» не имеет смысла, но в короткой перспективе – экономика Российской Федерации находится в состоянии глобальной перестройки ранних намерений и планов. Мы вынужденно перестраиваем систему потребления. И главный движущий фактор этой перестройки, на мой взгляд, идет через изменение культуры потребления. Мы стали по-другому воспринимать общение с людьми и стали иначе относиться к таким ценностям, как безопасность, комфорт, индивидуализация. Именно эти ценности вышли на первый план. Я бы спрогнозировал, что более успешны будут те проекты, которые будут подстраиваться индивидуально под человека, под его культуру. Как из этого сделать реальную экономику, еще предстоит ответить. Но я бы и не говорил, что в России в ближайшее время появится новая экономика, причина тому – очень сильная инертность нашего общества. Мы будем надеяться на возврат привычных ситуаций.

Что касается промышленности, то факторы, на неё влияющие в глобальном масштабе, и связанные с пандемией, дают о себе знать только сейчас. Уже ощущаются дефициты микроэлектроники, иных товаров, источником которых исторически были азиатские страны. Они, приняли на себя первый удар, приостановив реальные производства и инвестиции в развитие. Затем – остановились производства и в других странах. Сейчас всё постепенно оживает, но такого уровня доверия, которое было к азиатскому направлению, как к источнику дешевого и доступного товара, уже нет.

Безусловно, в определенной степени это означает конец эпохи глобализации в том виде, в котором мы её знали. Тяжело калининградцам отказаться от поездок в ближайшие страны. Но эта тоска - следствие «логики однокомнатной квартиры». Какой бы уютной она ни была, из неё всегда хочется иногда выезжать. Думаю, что постепенно эти поездки культурно заместятся выездами в Россию. Полагаю, что в итоге, никто и не заметит, как поездки на сибирские реки и курорты Кавказа снова станут нормой. С другой стороны, и для жителей других регионов станет нормой приезжать в Калининградскую область на отдых, чтобы «прикоснуться к Прибалтике». Это будет естественный выбор, и культура незаметно поменяется.

То, что в дни майских праздников отельеры увидели почти 100 % загрузку фондов, это следствие волны, ажиотажа. Объективный уровень спроса на наш регион и его туристический продукт мы поймём, когда эти волны прекратятся.


Урезание ОЭЗ было непродуманно резким

Для меня это личная тема, потому что я занимался вопросами ОЭЗ с 1990-х годов. Сейчас от того проекта, который начинался в 1993 году осталась большая история, производственная база, память о том, что мы смогли и в определенной степени «прокачанные мускулы». Это история успеха. Самый простой, и не единственный пример - в 2006-2007 годах грузооборот калининградских портов практически сравнялся с грузооборотом Гдыни и Клайпеды. Сейчас это несравнимая история не только по грузообороту, но по уровню развития инфраструктуры. Это только один индикатор развития того периода.

В 2006-2007 году грузооборот портов Калининграда сравнялся с соседями. Сейчас их не сравнить.

Что до конкретики, то сравнивать экономику 1990-х и настоящего времени не имеет смысла. Вспомните как тогда строился бизнес в регионе. Предпринимателю достаточно было открыть таможенный тариф, выбрать самые высокие, организовать беспошлинный ввоз в Калининградскую область, обеспечить здесь переработку сырья и начать поставки продукции на российский рынок. Всё. Так была построена вся мясопереработка, пищевая промышленность, обувные производства, так начинался не только «Автотор». И эти особые экономические условия дали мощный толчок к развитию малого и среднего бизнеса в регионе образца 2000 -х.

Другое дело, что вместе с позитивом это неизбежно привело и к развитию обратных процессов. Уходы от НДС, подделки документации, «инвалидные» схемы. На мой взгляд, это произошло исключительно из-за отсутствия цельности управления таким сложным институтом, как ОЭЗ. Я не готов назвать это ошибкой выбора, но урезание в 2006 году закона об ОЭЗ и продолжение функционирования ОЭЗ после 2016 года в сокращенном формате, было непродуманно резким. Экспериментальным.

Сегодня это уже факт. Что нам дал этот эксперимент? Отлаженный и работающий механизм администрирования и возврата таможенных платежей, опытные кадры, которые могут решать сложнейшие организационные задачи. Есть много новых хороших инструментов – снижение страховых платежей, налоговые льготы, но только этим сейчас не обеспечишь развитие. Подобные предложения делают все большее количество регионов. Но, особенно сейчас, инвестиции идут в тот регион, где есть максимально одинаково видящая развитие региона команда бизнеса и правительств. Это вызывает доверие. Собственно, именно так и конкурируют регионы. Калининградская область лучше многих отрабатывает внешний фактор привлечения инвестиций, все остальные задачи сконцентрированы внутри региона.


Заложенные на бумаге проекты надо серьезно корректировать

Классическая теория говорит, что бизнес не должен касаться государственных дел, а государство не занимается бизнесом. Но сейчас нет причин, по которым следовало бы выдерживать эту чистоту отношений. В Калининградской области традиционно значительные субсидии получает сельское хозяйство, это приоритет, как Роскосмос для страны, как сфера образования, как обрабатывающая промышленность.

Я не вижу проблемы в том, что государство существенно поддерживает производство и первичную переработку аграрной продукции. Здесь важнее, каким будет ответ на эту поддержку. Государство требует от получателей субсидий отчислений в бюджет, определенного уровня заработной платы. Мне кажется, что сейчас ответ адекватен и наши инвесторы из числа агрохолдингов в достаточной степени со финансируют свои инициативы.

Многие проекты начинались резидентами Особой экономической зоны, не имея никаких инструментов выхода на самоокупаемость.

У бизнеса всегда есть возможность не вкладывать деньги, в то, во что он не верит. И я видел многие проекты, которые начинались резидентами Особой экономической зоны, не имея никаких инструментов выхода на самоокупаемость. Их «активами» были только госсубсидии. Такая практика всё еще существует. Но посмотрите и на обратные примеры: Рыболовецкий колхоз «За Родину» Лютаревича, компании Андрея Романова, холдинг Долговых, они, конечно, дают рабочие места и солидные отчисления в бюджет. Но главное они дают продукт. И их уже «поддавливают» новые, пока малые, проекты.

Я не рассматриваю варианты, когда страна перестанет вдруг поддерживать приоритетные направления. Другое дело, если областной бюджет перестанет получать федеральные средства в нынешнем объеме, тогда, естественно, и с областного уровня меньше будет направляться на поддержку того же сельского хозяйства. Мы проходили это в 2006-2008 годах.

Я думаю, что мы попали в ситуацию, когда проекты, на бумаге заложенные в предыдущие годы, необходимо серьёзно корректировать. Причины – изменившаяся за последние годы международная ситуация, объективный кризис частных инвестиций. Он связан с тем, что мы вступили в период рискованной экономики, и частные инвестиции будут очень сдержанными. Поэтому государство компенсирует их своими инвестициями, в том числе и в инфраструктуру. Это сыграет существенную роль, когда волны кризиса, которые мы сейчас ощущаем сойдут или станут менее рисковыми.


Георгий Боос создал ту конструкцию управления областью, которая работает и сегодня

Георгий Боос был первым губернатором, с которым я начал работать в составе правительства. Результаты его работы «в долгую» мы можем оценить сейчас. Все видят, как развивается территория Острова, и знают, что старт этому дал Боос Георгий 1.JPGЧемпионат мира по футболу 2018 года. И нельзя не вспомнить, что в 2009 году именно Георгий Валентинович возглавлял оргкомитет, и Калининград со скамейки запасных на проведение матчей перешел в основной состав принимающих городов. Уже тогда Остров впервые был назван как территория развития областного центра.

Второй пример – Приморское кольцо. В то время существовала рабочая дискуссия о том, какую трассу развивать: ту, что свяжет все приморские города, или всё-таки сделать главный выезд (въезд) из области в направлении остальной территории России для вывоза и ввоза продукции - трассу Калининград-Черняховск-Нестеров до границы. И выбор был сделан в пользу Приморского кольца. Сейчас мы понимаем, что без кольца было бы невозможно никакое стремительное развитие Светлогорска и Зеленоградска, а мы его наблюдаем. Поэтому я сторонник оценивать проекты «в длинную».

Третье – Георгий Боос создал ту конструкцию управления областью, которая работает и сегодня. Были созданы министерства, агентства расписан и распределен функционал между распорядителями бюджетных средств. Фактически, с тех пор мало что изменилось и, к слову многие специалисты, которые начинали работать при Боосе и сейчас находятся на передовых позициях.

В областной Думе останется немного политической работы.

За что его можно подвергнуть лёгкой критике, так это за то, что он создал большое количество региональных и муниципальных политиков. То есть, глава муниципалитета и каждый депутат совета теперь считает, что он делегирован не хозяйственными вопросами развития муниципалитета заниматься, а политикой, и исходя из этого, делает какие-то политические заявления, начинает заниматься популизмом и заигрывать с партиями, меняя их по мере новых выборов. Мне очень хочется, чтобы уровень политизированности власти снизился до уровня близкого к нулю. Пусть муниципалитеты, в лице всех органов управления и власти занимаются организацией нормальной жизни людей, и только. С учетом региона, в областной Думе останется немного политической работы, и по определению губернатор – это политическая фигура. Остальную политику - федералам и паре делегированных депутатов.  

На мой взгляд, идти в муниципальные депутаты должны люди, которые получили элементарную прививку порядочности. Кто идёт обеспечивать бизнес-интересы, не заслуживает разговора.


Об инфраструктуре

Мост через Калининградский залив – это не ключевой проект для Калининградской области, но значимый, заметный. На мой взгляд, более существенные изменения для экономики региона могут дать индустриальные парки, промышленные зоны, такие как Черняховская, Храброво.

Мне нравится развитие этих проектов, и не только потому, что начинал эту работу. Нужно понимать, что без проекта индустриальных парков, тысячи гектаров земли промышленного назначения никогда бы не стали использоваться по назначению. Сейчас мы видим уже не проекты соглашений, но инфраструктуру и строительство объектов. Причем не на прибрежной территории, а внутри области, во внутренней зоне развития. Чтобы результат был признан значимым, понадобиться срок, уж точно намного больше одного губернаторского.


О необходимости критики власти

Власть нужно критиковать. Мне не хватает компетентной критики власти, критики проектов, финансируемых из бюджета, которые должны проходить в информационной среде региона. Как хотите назовите, но я не вижу площадок, где значимые инвестиционные, в том числе и государственные инвестиционные проекты, конструктивно разбираются. Или все хорошо или все плохо. А проекты, которые подвергаются критике, вызывают больше доверия и имеют более долгую жизнь и объединяют общество вокруг себя.

Мне не хватает компетентной критики власти.

Бизнесменов, которые могли бы задать неудобные вопросы, провести своего рода аудит проекта, в нашем регионе немало. И уровень критики я бы рекомендовал повысить с одобрительного на конструктивный.

Мне не нравится, что внесенный бюджет Калининградской области не обсуждается профессионально. Там же «зашито» огромное количество нужных всем программ. Или «не зашито». Я хотел бы, чтобы все обладали компетенцией и желанием обсуждать эти программы, и сам, в какой степени позволит компетенция, принять участие в обсуждении. Этого нет ни в Думе, ни на других площадках. Обсуждение бюджета остаётся прерогативой власти. И ее ответственностью.

И да, я многого другого жду от новой Думы, выборы которой будут в сентябре. Мне бы очень хотелось, чтобы она больше занималась вопросами практического управления областью, а не «региональной политикой».


О смене поколений в бизнесе и региональной элите

Ненужное слово «элита». От того, что человека назначили в Калининградской области министром, он «элитой» не становится. Ну может в своих глазах только. Ценностно элита, это профессионалы, в том числе и управленцы, и они конечно есть. Среди них безусловно и чиновники, и министры и растущие заместители. Виктор Порембский яркий пример такого профессионального роста. И не он один. А вот смена сложившейся элиты произойдёт только в результате выезда людей из области.

Региональный бизнес, в отличие от власти не молодеет.

С бизнесом ситуация сложнее. Региональный бизнес, в отличие от власти не молодеет. Сейчас я не вижу тех молодых собственников, о которых с уверенностью могу сказать, что через 10 лет они будут вести масштабные и сложные проекты. Новых людей в предпринимательстве я связываю только с новыми инвестициями с остальной территории страны. Не исключаю, что они закрепятся в регионе. Это уже происходит в сфере девелопмента, строительства и туризма.

IMG_0038 Сорокина Ирина (2).jpgПеремещение чиновников из федеральных ведомств в правительство области расцениваю как естественный и положительный процесс. Так, не использовать опыт и знание региона, которые есть у Ирины Алексеевны Сорокиной после её ухода с поста руководителя областного управления ФНС, было бы неправильно. На какое время она останется в правительстве, я не знаю, но подход правительства верный. Это, хороший пример и для вывода о том, что человека, его принадлежность к «элите», определяет не его статус, а набор его знаний и компетенций.

Госслужба сама по себе – это не профессия. Профессия первична, она формирует личность. Быть экономистом, юристом, журналистом или экспертом в транспортной инфраструктуре это значит возможность развиваться более предсказуемо. Тогда, человек меняет работодателя «власть» на отраслевого и продолжает развиваться и работать.


Записала Мария Пустовая



Комментарии

Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь