Ярослав Кабаков: Кризис в США – расплата за сверхпотребление

Не секрет, что положение России напрямую зависит от состояния всей мировой экономики в целом. Какие основные проблемы мировой экономики можно констатировать сейчас?

На сегодня экономика США находится уже не в циклическом, а в системном кризисе, и совершенно немногие аналитики берутся прогнозировать, что все-таки будет дальше. Сегодняшний кризис, на самом деле, закладывался еще в 2001 году в экономике США. Борьба с кризисом властей США представляет собой череду мер, одной из которых является снижение процентных ставок. На экономику США на сегодняшний день приходится порядка 20% мирового ВВП, но при этом 40% потребления. Давайте представим экономики США и всего мира на примере конкретного человека: вот вы, например, условно получаете 40 000 р., ваши текущие потребности оцениваются в 10 000 р., а постоянные - в 20 000р. Все бы было хорошо, но однажды ваши текущие потребности подпрыгнули, например, потребовался автомобиль, и вот вы уже заемщик. Понятно, что теперь ваши постоянные издержки увеличились на величину ежемесячного платежа по кредиту и вы реально понимаете, что вроде ничего не изменилось, а вы стали жить чуть похуже! Вернуть утраченное – это заложено в любой ментальности, вкупе с манией роста, конечно. И вот, вы начинаете работать интенсивнее, начинаете зарабатывать больше, возвращаетесь к прежнему уровню благосостояния. Потом у вас снова скачут переменные издержки и вы опять в долгу, причем еще не оплатили старый, и вы снова работаете интенсивнее, снова догоняете и так далее. Но есть же предел интенсивности! Мы не можем прыгнуть выше потолка, и в нынешней ситуации мы занимали и догоняли во всем мире в течение 60 лет! Интенсивность сошла на нет и нам надо заплатить за то, что мы не отработали до этого.

Государство в этих условиях спада активности делает денежные поступления, то есть снижая процентные ставки заемщикам, те в свою очередь могут снизить свои процентные издержки, рефинансировать долги, а инфляция, в свою очередь, подкорректирует все это дело ввиду платежеспособности вашего кошелька, снизив потребление до минимально необходимой корзины, заменив недостачу ростом государственных расходов и прямых инвестиций в производство, что, опираясь на дешевые финансовые ресурсы, породит новые рабочие места и постепенно возродит механизм потребления домохозяйствами. Таков краткий процесс финансовой стабилизации в условиях рецессии.

То, что мы наблюдаем в экономике США сегодня - это своего рода расплата за сверхпотребление. Что необходимо сделать властям США, чтобы стабилизировать ситуацию? Им необходимо спровоцировать падение потребления и увеличение производства с целью уровнять два этих процесса.

В России за последние годы совокупные инвестиции и накопления были выше, чем получаемый доход, то есть мы двигались в том же направлении, что и остальные экономики. Вообще, в данном контексте в мире ярко отличается от всех остальных только Китай, где накопление и потребление ниже, чем доходы от производства. Отчасти поэтому многие инвесторы сегодня делают большие ставки на экономику данной страны.

Понятно, что мировая экономика должна сменить направление своего движения. В противном случае будет разрушено большинство глобальных связей. Вследствие происходящих процессов уже сейчас многие рынки начинают постепенно корректироваться. Среди них и рынок металлов. Медь скорректировалась очень сильно, с цветными металлами, в том числе с серебром и золотом, ситуация несколько получше. Если смотреть в корень кризиса, то есть в период конца 2007 — начала 2008 года, то становится ясно, что данный кризис - это кризис недоверия и, прежде всего, недоверия к банковской системе, вследствие утери ею ликвидности и недополучением реальным сектором необходимых ресурсов. То есть сформировался так называемый «тромб». Почему в этом случае не происходит резкого обвала доллара по отношению к остальным валютам? Во-первых, переток средств как на межбанке, так и между банками и реальным сектором достаточно сильно контролируется.

Кризис ликвидности случился, и притом чувствоваться он начал еще в августе 2007 года, когда не одно СМИ об этом не говорило, а российские банки сидели без денег и ждали у моря погоды. Потом над ними смилостивились и предоставили кое-какое финансирование. На сегодняшний день структура обеспечения ликвидности банков намного более совершенна, чем она была еще год назад, даже с учетом того, что нашумевшие средства господдержки застряли в первой двадцатке российских банков и дальше не двинулись. Конечно же, кризис доверия не мог не сказаться и на уровне ставок на межбанке, которые к концу прошлого года достигли 20-25% годовых. Одной из последних мер государства были действия, направленные на рассасывание этого «тромба» между крупными и мелкими банками. Мне кажется, что в должной мере позитивно на разрешении проблем должно сказаться прямое предоставление государственных средств системообразующим предприятиям.

Взглянем теперь на рынки развивающихся стран по отдельности. Картинка различается только в масштабах падения, а так здесь тоже очевидно прослеживается корреляция как с развитыми рынками, так и между собой. До 80% доходило падение российского фондового рынка с начала этого года. Только стоит учесть еще и ту большую разницу, что развитый рынок отличается от развивающегося объемом иностранных инвестиций, которые, собственно, родину и покинули, чтобы залатать свои собственные кредитные дыры. Кроме всего прочего, наша страна еще очень сильно зависит от экспортных цен на нефть, которая упала почти вдвое за этот же период. Развивающиеся рынки в большей степени зависят от мирового экономического спада, чем сами развитые. Ведь исторически сложилось, что именно развивающиеся рынки – это тот ресурс, который потребляет развитые рынки. При замедлении экономического роста отпадает необходимость в сверхтемповом строительстве, грузоперевозках, производстве, все это так или иначе приводит к снижению затрат энергии, за счет которой все это происходит. А энергия – это как раз и есть, абстрактно: нефть, газ и электричество. Чтобы экономика развивалась, ей необходимы либо дешевые деньги, либо дешевые ресурсы, которые она может перерабатывать для выпуска конечного продукта. Но это развитая экономика, которая в основе своей покупает задешево ресурс у развивающейся страны и продает конечный продукт, произведенный из этого ресурса этой же развивающейся стране только втридорога!

Такая схема действовала до сих пор, но на примере Китая мы можем сказать обратное: экономика этой страны вкладывала сама в себя, а не проедала деньги, как Россия в 98-ом. Экономика Китая заметно выросла и претендует на более солидный кусок пирога мирового масштаба: теперь у них уже давно действует свое производство, которое они наращивают изо дня в день, потребляя все больше и больше ресурсов. Ведь миллиард с лишним человек надо как-то кормить. Поэтому снижение стоимости ресурсов на руку производителю, а не добытчику. Вот мы как раз с вами и живем в стране-добытчике.

Что опаснее для экономики страны: инфляция или дефляция?

Если говорить о том, что опасение для экономики, девальвация или инфляция, то первая, конечно, значительно опаснее: это остановка производств, в то время как инфляция, в общем-то, является процессом, сопутствующим развитию производства и экономического роста. Если говорить об инфляции, то согласно выявленной на протяжении последних 6 лет тенденции, реальный размер инфляции в России в среднем на 2-3% превышает прогнозы министерства экономического развития правительства РФ. С 2001 года министерство экономического развития ещё не разу не угадало реальные темпы инфляции.

Многие аналитики смело называют ситуацию, складывающуюся в российской экономике, рецессией. Если это действительно так, то как долго нам предстоит ждать её конца?

Обыкновенная рецессия длится немногим менее года, если точнее, то 3.6 квартала, и подразумевает падение ВВП (с вершины на самое дно) почти на 2%. Более серьезные рецессии, в рейтинге экономических кризисов занимающие первое место, длятся около 4.7 кварталов, а амплитуда падения ВВП при этом достигает почти 5%.

Ограничение кредитования частного сектора, падение цен на жилье и спады на рынках ценных бумаг, как правило, длятся дольше, чем экономические рецессии и включают более резкое падение от высшей точки подъема до низшей точки. Например, серьезные сокращения ("ограничения") кредитования длятся в среднем более 10 кварталов и подразумевают падение с высшей точки на самое дно в 17%. Падения цен на жилье ("спады") имеют продолжительность 18 кварталов, при этом в среднем цена падает почти на 30%.

Рецессии, которые случаются одновременно с ограничением кредитов, падением цен на жилье или спадом на рынке ценных бумаг, длятся дольше, чем рецессии, которые не сопровождаются подобными событиями. К примеру, рецессия одновременно с серьезным падением в жилищном секторе длится 4.6 квартала с амплитудой падения 2.6%, в то время как рецессии, не сопровождаемые этим событием, длятся всего 3.2 квартала и имеют амплитуду 1.5%. Что касается экономических спадов на фоне резкого подъема цен на нефть или роста инфляции, то они будут сильнее, но необязательно продолжительнее. Рынок начинает восстанавливаться, как правило, за достаточно приличный промежуток времени до окончания рецессии и служит, собственно, вектором того, что «все скоро кончится».

Можно ли реально оценивать состояние российской экономики по её фондовому рынку, или он ещё не достаточно зрел и необходимые тесные взаимосвязи такого рода ещё не сформировались?

Вообще, фондовый рынок — это вектор развития российской экономики. Коррекция рынка составила 60-70% от тех вершин, которые достигались в совсем недавнем прошлом. Если рассматривать историю, то стабильное развитие экономики после кризиса 98 года во многом обусловлено политикой невмешательства государства. Уже сейчас можно констатировать, что действия государства не всегда имеют позитивный эффект. Резкое падение рынков сопровождалось существенным оттоком средств стратегических инвесторов из стран BRIC. Экономики этих стран при ухудшении глобальной экономической ситуации начинают падать более стремительно. На новости на фондовых рынках мы реагируем более значительно. В реальном секторе идет значительный пересмотр прогнозов ВВП в России, а в Китае он уже серьёзно пересмотрен.

На своем первом бюджетном послании Федеральному собранию президент России говорил довольно много лесного в сторону российской экономики и делегировал всем присутствующим справиться с финансовым ударом, принесенным ей из-за океана. Кстати, рынок, как и все предыдущие послания, это воспринял негативом. Наш президент уже неоднократно намекал, что хочет абсорбировать российскую финансовую систему от доллара США, сделать российский рубль более надежной и крепкой валютой – укрепить ее регионально. Для этого, конечно, не только нужно желание торговать нефтью и газом за рубль, но и вера в стабильность валюты Российской Федерации со стороны зарубежных партнеров.

Устойчивый рост внешнего долга предприятий и банков, увеличение чистого долга банков перед внешним миром сопровождается одновременным увеличением чистого валютного долга экономики перед банковской системой, то есть разницы между объемом валютных кредитов, полученных предприятиями и населением от банков, и объемом средств на их валютных счетах и депозитах. Это означает, что риск возможных, в случае внезапного ослабления рубля, потерь будет перераспределяться с банковской системы на предприятия и население. Это, в свою очередь, может стать причиной актуализации кредитных рисков.

Рост внешнего долга у частных компаний и банков по отношению к объему экспорта товаров и услуг вырос с 2000 года в несколько раз.

Более быстрое, чем расширение доходов, увеличение расходов и инвестиций обеспечивается за счет ускоренного привлечения населением и предприятиями заемных ресурсов. В таких условиях возникает вероятность выстраивания заемщиками «схем Понци» (погашение ранее привлеченных кредитов не за счет дополнительных доходов, а за счет новых займов).

В результате растет риск того, что в случае временных затруднений с предоставлением новых займов значимая часть заемщиков окажется неплатежеспособной. В условиях шоков это может привести к развертыванию кризисной цепочки: рост неплатежей по кредитам → замедление динамики кредитов → снижение потребительского и инвестиционного спроса → замедление экономического роста → замедление динамики доходов → рост неплатежей по кредитам.

У нас конечно не Америка, где «схему Понци» применяют сплошь и рядом, и все же есть небольшая надежда, что наше население не все в долгах и с текущим кризисом легко справиться, просто немного потуже затянув пояса.


Комментарии

Для того чтобы оставить свой комментарий — пожалуйста авторизуйтесь